Как бороться со страхами синдрома дауна при беременности

Как бороться со страхами синдрома дауна при беременности

Как справиться со страхами во время беременности?

Страхи во время беременности встречаются у многих беременных женщин. Их беспокоят мысли: как развивается беременность, как себя чувствует малыш, все ли у него сформировано, как ему там, в матке, живой ли он, почему не шевелится (особенно если до этой беременности были прерывания беременности) и т.д.?

Эти мысли могут влиять на течение беременности и на эмоциональный настрой мамы.

После проведенных сеансов психокоррекции (мы работали с ее психологическими блоками и страхами, самооценкой, осознанием беременности, общением с малышом). В процессе работы были выяснены истинные причины страхов, даны рекомендации по работе со своими отрицательными мыслями и др. В результате психокоррекционной работы у пациентки улучшилось настроение, прошли страхи, повысилась самооценка, и появился настрой на спокойное течение беременности и роды.

После проведенных сеансов психокоррекции у пациентки прошли страхи, повысилась самооценка, улучшились взаимоотношения с мужем и мамой.

И таких примеров довольно много.


Так как же справиться со страхами во время беременности самостоятельно?

  1. В момент страха необходимо сразу же поменять положение тела: встать, повернуться, лечь и т.д.
  2. Техника успокаивающего дыхания: характеризуется постепенным удлинением выдоха до тех пор, пока он не станет вдвое длиннее вдоха. Пауза делается после выдоха. Продолжительность паузы после выдоха равна половине вдоха, ко­торую в дальнейшем следует пропорционально удлинять.
  3. Снятие мышечного напряжения (в момент страха человек находится в скованном состоянии, поэтому для того чтобы расслабиться, сначала нужно напрячься).

Сделайте следующее упражнение:

  • Напрягите мышцы кисти, с силой сжимая пальцы в кулак.
  • Напрягите мышцы предплечья, стараясь до максимума согнуть кисти в лучезапястном суставе.
  • Напрягите мышцы плеч и предплечий, разведя руки в стороны на уровне плеч и согнув их в локтях.
  • Напрягите мышцы лопаток, сведя их и потянув вниз.
  • Напрягите бедра, подняв вытянутые прямые ноги в положении сидя.
  • Напрягите мышцы голени, потянув стопы на себя, и чуть друг к другу.
  • Напрягите мышцы стоп, максимально согнув пальцы ног.

Упражнения, способствующие расслаблению мышц: положите ладони на нижние ребра, поднимите голову, расправьте плечи. Откройте рот и медленно вдохните, заполняя верхние и нижние отделы легких. Когда Вы вдохнете столько воздуха, сколько сможете, начинайте выдыхать — медленно и полностью. Этому замедленному и глубокому дыханию необходимо посвящать каждый день по 5-10 минут утром и вечером. Многие беременные женщины с удивлением отмечают, насколько лучше они начинают себя чувствовать всего после 2-х недель подобных ежедневных упражнений. Такой быстрый прогресс обусловлен широкими адаптационными возможностями тренированного организма.

символизирующий свой страх, посмотреть на него, увидеть какой он, после этого дорисовать рисунок; украсить его, чтобы он понравился, и стал добрее.

И в заключении хотелось бы привести в пример притчу.

Притча: «Есть ли жизнь после родов?»

В животе беременной женщины разговаривают двое младенцев. Один из них – верующий, другой – неверующий.

Неверующий младенец спрашивает: Ты веришь в жизнь после родов?

Верующий младенец: Да, конечно. Всем понятно, что жизнь после родов существует. Мы здесь для того, чтобы стать достаточно сильными и готовыми к тому, что нас ждет потом.

Неверующий младенец: Это глупость! Никакой жизни после родов быть не может! Ты можешь себе представить, как такая жизнь могла бы выглядеть?

Верующий младенец: Я не знаю все детали, но я верю, что там будет больше света, и что мы, может быть, будем сами ходить и есть своим ртом.

Неверующий младенец: Какая ерунда! Невозможно же самим ходить и есть ртом! Это вообще смешно! У нас есть пуповина, которая нас питает. Знаешь, я хочу сказать тебе: невозможно, чтобы существовала жизнь после родов, потому что наша жизнь – пуповина – и так уже слишком коротка.

Верующий младенец: Я уверен, что это возможно. Все будет просто немного по-другому. Это можно себе представить.

Неверующий младенец: Но ведь оттуда ещё никто никогда не возвращался! Жизнь просто заканчивается родами. И вообще, жизнь – это одно большое страдание в темноте.

Верующий младенец: Нет, нет! Я точно не знаю, как будет выглядеть наша жизнь после родов, но в любом случае, мы увидим маму, и она позаботится о нас.

Неверующий младенец: Маму? Ты веришь в маму? И где же она находится?

Верующий младенец: Она везде вокруг нас, мы в ней пребываем и благодаря ей движемся и живем, без нее мы просто не можем существовать.

Неверующий младенец: Полная ерунда! Я не видел никакой мамы, и поэтому очевидно, что ее просто нет.

Верующий младенец: Не могу с тобой согласиться. Ведь иногда, когда все вокруг затихает, можно услышать, как она поет, и почувствовать, как она гладит наш мир. Я твердо верю, что наша настоящая жизнь начнется только после родов. А ты.

Если Вы хотите разобраться в себе и решить проблему переживаний, обратитесь за помощью к специалисту, который обязательно поможет найти выход.

Медицинский психолог Третьякова Е.Ю.

Впервые признаки детей, родившихся с этим отклонением, в 1866 году описал научно англичанин Джон Даун. У здорового малыша — 46 хромосом, а у того, кто имеет синдром Дауна – уже 47. И это тормозит физическое, а также умственное развитие новорожденного.

Причины явления

Специалисты из Всемирной организации здравоохранения выяснили, что в мире с такой аномалией рождается каждый 700-800-й ребенок. Такое число – неизменно в самых разных странах, с разным климатом, во всех социальных слоях.

А в чем же тогда дело?

Саму причину аномалии выяснили гораздо позже – только в 1959 году. Это сделал Жером Лежен — французский педиатр. За ним, кстати, числится не одно открытие по части неправильных хромосом. По его мнению, ни в коем случае нельзя одобрять прерывание беременности. Синдром Дауна, как он считал, это не приговор для родителей. При должном уходе и комплексом лечении даже такие дети могут стать полноценными членами общества.

Так вот, в момент слияния яйцеклеток и сперматозоидов может произойти расхождение хромосом. Есть вероятность, что это вызовет синдром Дауна. А виновата, как говорится, мама. Ведь в 90% случаев ребенок получает лишнюю хромосому именно от нее. В то время как от папы – лишь в 10% случаев.

Возраст мамы

Также стало ясно, что если и есть риск рождения больного ребенка, то он напрямую связан с возрастом роженицы. Если будущей маме нет 25 лет, то риск этот в соотношении 1 к 1400. Если ей до 30-ти – то 1 к 1000. А вот в 35 лет шансы появления больного малыша увеличены еще больше – 1 к 350. В 42 года – это 1 к 60. В 49 – уже 1 к 12.

Папы и бабушки

Также исследователи заявляют, что не надо сбрасывать со счетов и возраст отца, а главное, еще и бабушки (матери беременной женщины). Имеется в виду то, сколько ей самой было лет при рождении дочери.

И этот риск растет на 30% — с каждым годом, который пропустила женщина, не рожая вовремя детей.

Признаки синдрома Дауна при беременности могут проявиться и в том случае, если супруги состоят в близкородственном браке. Это вызывает и ряд других серьезных заболеваний.

Внешность ребенка

Как по наружным признакам отличить малыша или потом взрослого человека, обремененного лишним геном? Разберемся, как внешне проявляется синдром Дауна. Симптомы при беременности, в этом случае, к вниманию не берем.

Во-первых, плоское лицо с раскосыми глазками. И оболочка у них пятнистая, радужная. Губы у ребенка – широкие, язык — тоже, вдобавок к этому, тонкий, имеет продольную глубокую бороздку. Голова по форме круглая, лоб — узкий, скошенный. Ушные раковины к верху уменьшены.

Теперь о волосах. Они довольно редкие и мягкие. Прямые. Низко опускаются на шею по линии роста.

Несколько другой формы руки, ноги. Так, кисти, а также стопы — коротки и широки. Мизинец – кривоват. На нем только две бороздки для сгибания. А на ладонях – всего одна.

Солнечные детки

Женщинам в положении нужно обратить внимание на возможные признаки синдрома Дауна при беременности. Это в дальнейшем позволит заранее подготовиться и морально свыкнуться с фактом.

Диагностика отклонения

Практически в любой клинике можно провести исследования на выявление синдрома Дауна при беременности. И его медики настойчиво предлагают сделать всем, кто ждет ребенка, без исключения.

Также проводят различные и довольно сложные анализы крови. Причем результаты могут иметь повышенные или пониженные показатели. И не только по причине генетических изменений. Поэтому делать такие мини-исследования женщина должна только у профессионала. Тем более что потом к этому еще требуется присовокупить данные УЗИ.

Дополнительно – УЗИ

А вот эти результаты очень важны. Ведь они обнаруживают специфические признаки синдрома Дауна при беременности. Однако и это еще вовсе не конец. Их нельзя считать на все 100 % достоверными. Вполне вероятны ошибки врача, или это вышло из-за дефектов, каких-то помех в аппарате. Или, что еще необычнее, такие показания — просто индивидуальные особенности развития внутри мамы идеально здорового малыша!

Каждая стадия исследования должна проводиться врачом высокой квалификации, опытным медиком, даже асом в своем деле. Ошибки надо исключить!

Консилиум врачей, в том числе генетик, предложат беременной еще очередные исследования. Например, берут кусочек тканей плода и тщательно изучают его набор хромосом. А это рискованно. Ведь надо проникнуть иглой в полость матки. А что, если начнется кровотечение, появится риск выкидыша или плод будет травмирован?

Вот почему столь непростое решение о том, сохранять ли беременность после синдрома Дауна принимает сама женщина.

Если отклонение обнаружили

Но вот, все манипуляции пройдены, все анализы сделаны. И женщина со страхом ждет окончательного вывода. Увы, признаки синдрома Дауна при беременности подтвердились.

И теперь остается думать о том, как правильно поступить. Прерывать беременность или продолжать? Если женщина решилась на аборт, тогда все понятно. В назначенный день плод уберут. Но если она все-таки желает родить малыша, несмотря ни на что, тогда за ее состоянием здоровья будут наблюдать особо тщательно. Ибо очень уж много подводных камней, связанных со здоровьем мамы, ребенка, и всяких сложностей. Например, беременность все-таки может прерваться задолго до срока. Или, допустим, малыш окажется недоношенным, что еще добавит проблем с его здоровьем.

Безусловно, все это непросто и невероятно тяжело. Но кто знает, возможно, это дитя станет самым дорогим вашим существом, отрадой на всю жизнь.

Интересные данные

В Англии примерно 9 из 10 женщин решительно идут на прерывание такой беременности.

В России каждый год рождается около 2500 таких малюток. И 85% рожениц и членов их семей оставляют больного ребенка прямо в родильном доме.

А вот в Скандинавии пока не зафиксировали ни единого (!) случая отказа от этих несчастных детей. В США уже очередь из 250 семей, которые хотят и не боятся усыновить ребеночка с синдромом Дауна.


О том, что генетическая аномалия — это еще не трагедия, сегодня говорят уже многие. Информация о том, что дети с такой особенностью способны к нормальному развитию и социализации, все чаще появляется в СМИ. При этом подчеркивается, что жить, развиваться, учиться и проявлять свои таланты дети с синдромом Дауна способны лишь в атмосфере любви. Им нужно чуть больше помощи, внимания и понимания — как со стороны семьи, так и всего общества.

О том, что у нее родится ребенок с синдромом Дауна, Екатерина во время беременности даже не подозревала. Анализы были в норме, и только после родов акушер произнесла роковую фразу:
— У вашей дочери подозрение на синдром Дауна. Запомните, как она выглядит, чтобы вы не сказали потом, что вам ее подменили.

Эти слова прозвучали, как гром среди ясного неба. Лежа в одиночестве в палате, Катя все еще не могла поверить, что такое может случиться именно с ней. Она не отвечала на телефонные звонки близких людей и их поздравления, и даже не решалась сообщить родным о предварительном пока диагнозе.
— Возможно, если бы это было сказано в другой форме, и моя реакция была бы другой, — вспоминает Екатерина.

— Сердцем я так и не приняла свой отказ, и тайком от родных продолжала каждую неделю ездить к моей Вике в роддом, привозила подгузники, кормила дочь, играла с нею, — рассказывает Екатерина.

Затем маленькую Викторию перевели в Дом ребенка N1. К счастью, администрация интерната разрешила несчастной матери раз в неделю навещать дочь.

Условия содержания и отношение персонала к детям в доме ребенка оказались очень хорошими, но внимания ребенку все равно не хватало. Вика часто болела, лежала в изоляторе и в больницах, где некому было заниматься ее развитием. Екатерина не теряла надежду забрать девочку домой, но супруг был непреклонен. В результате все чаще начали возникать скандалы, слезы, взаимные упреки. Поставить под угрозу счастливый брак молодая женщина не решалась.

Кстати, в практике Дома ребенка N 1 это уже третий случай, когда родители забирают малышей с синдромом Дауна назад. Ни один из принявших такое решение об этом не пожалел.

Желанный и любимый

Приняв решение, Оксана стала продолжать обычную жизнь беременной женщине. Малыш был запланированным и желанным, и будущая мама начала приготовления к рождению ребенка: перестановку мебели, покупку вещей и одежды, чтение специальной литературы об особенностях развития детей с синдромом Дауна. Внутренне она уже готова к любым трудностям.

— Параллельно с синдромом Дауна моей дочке ставят предварительный диагноз: порок сердца. Конечно, мне все равно страшно, ведь возможно, что в первый же месяц жизни нашей девочке будут делать операцию. Но я стараюсь сохранять позитивный настрой. Мы с мужем делаем все то, что и планировали делать изначально, когда думали, что у нас обычный ребенок. Например, провели 3D-сканирование, записали его себе на память, уже сделали первую внутриутробную фотографию ребенка, — рассказывает Оксана.

Положительный результат теста на беременность породил в душе Юлии невыразимую радость и в то же время волнение. Как-никак, она была уже не очень молода, к тому же несколько лет назад у нее удалили щитовидную железу, что увеличивает риск возникновения отклонений у будущего ребенка.

— Примерно с этого момента и началось мое черно-белое ожидание. Врачи говорили, что при моих патологиях тесты могут дать положительный результат даже в случае, если патологий развития плода нет. И некоторые результаты действительно пугали, — рассказывает Юлия.

В числе прочих процедур будущая мама должна была сдать кровь на ИФА-скрининг для исключения синдрома Дауна у ребенка. Результат оказался шокирующим: риск синдрома Дауна составлял один к шестидесяти.

Тем временем врачи вкрадчивыми голосами принялись убеждать женщину:
— Зачем вам ребенок-даун? И решайте быстрее – надо успеть до 25 недель. Сегодня пятница, так что давайте, мы запишем вас на понедельник.
При этом медики признались, что в случае, если Юлия согласится сделать анализ, риск выкидыша составит около 90 %. Мысль о том, что она может потерять своего ребенка, так и не увидев его, остановила женщину.

Юлия так и не стала делать рискованный анализ, решив принять своего будущего ребенка, каким бы он не оказался. Несколько недель спустя на свет появилась девочка: очаровательная, рыженькая и… абсолютно здоровая!

— Я смотрела на нее и понимала, что вот это создание могло так легко погибнуть из-за того, что ее мама испугалась… чего? Неизвестности? Трудностей? Общественного мнения? Но разве все это стоит того, что ваш ребенок будет улыбаться вам самой счастливой, самой любящей и самой солнечной улыбкой?! Конечно, нет! — заключила Юлия.

В самом деле, опыт всех этих женщин показывает, что материнская любовь становится выше любых сомнений и тревог, а сама возможность дарить эту любовь своему ребенку – лучшей наградой для матери.

Беременность и роды в Германии. Самостоятельные роды после кесарева

Нашей первой дочери было 5 лет, и мы с мужем решили, что готовы во второй раз стать родителями. Так что вторая беременность была запланированной и желанной. Через несколько месяцев стараний я увидела две полоски на тесте. Мы были счастливы и очень надеялись, что будет сын, хотя понимали, что самое главное, чтобы ребенок был здоровым!

На учёт я встала в 6 недель, всё было хорошо. Узнав о беременности, на работе я больше не была ни дня, т.к. работа связана с физическими нагрузками и высок риск заражения инфекцией (я медработник). В Германии при таких обстоятельствах работодатель освобождает человека, и дальнейшую зарплату выплачивает страховая компания. «Как классно!» — подумала я (в первую беременность с дочкой работала до декрета, т.к. должность была другая).

Но насладиться этой беременностью я не смогла.

Как мы жили с подозрением на синдром Дауна после второго скрининга

На сроке в 9 недель мы летали отдыхать в Турцию, там я мучилась от постоянных головокружений и пару раз чуть не грохнулась в обморок. И вдруг там, в отпуске у меня начались зеленоватые выделения, но совсем немного. Переживали с мужем и по приезду домой в Германию сразу пошли к врачу. Выделения были всего два дня. Врач посмотрел, сказал, что все хорошо.

В 13 недель мы делали платное 3Д УЗИ. Там сказали, что у нас мальчик, счастью не было предела!

Обследования я делала все, которые включает программа обязательного страхования. Замер воротниковой зоны туда не входит, поэтому мы не делали его, как и в первую беременность, да и из знакомых моих его никто не делал.

Всё было хорошо, и вот наступило 20 недель — время для второго скрининга. Муж был со мной. На УЗИ врач долго смотрел ребёночка, и вдруг как гром среди ясного неба: у сына присутствует маркер, присущий синдрому Дауна.

Я как услышала это словосочетание — у меня всё зазвенело в ушах, я больше не смогла адекватно воспринимать и оценивать дальнейшую информацию. Муж, напротив, остался спокоен как слон, и дальше он уже разговаривал с врачом, а я просто сдерживала слезы.

Врач дал нам направление на более подробное обследование. На него мне пришлось ехать самой, т.к. в это время муж был на работе.

Женщина профессор, специалист УЗИ по внутриутробным порокам была очень доброжелательна, никаких страшилок мне не рассказывала (но у немцев вообще другое отношение к СД — они не считают это концом света). Она делала УЗИ около двух часов, замерила у ребёнка все — и нос, и расстояние между глаз, все пальчики. Но маркер отчётливо увидела и она (я о таком раньше даже не слышала: у сына на сердечном клапане была как будто горошина — в переводе на русский врачи назвали это «феномен мяча для гольфа»).

Вердикт профессора был, что маркер есть, каких-то ещё отклонений она не видит, точный результат даст только прокол и исследование околоплодных вод. Но по её мнению, риск преждевременных родов на таком сроке (уже 21 неделя) в нашем случае значительно выше, чем риск рождения ребёнка с патологией.

У меня панический страх, я пытаюсь верить, что всё хорошо (но сами понимаете, что даётся это с трудом, т.к. беременный мозг рисует в голове страшные картинки). Муж однозначно против прокола и вообще снова абсолютно спокоен и не видит смысла в этом анализе, т.к. прерывание беременности для него неприемлемо.

Я пытаюсь верить ему, верить врачу, мы отказываемся от прокола. но червь начинает точить меня изнутри. Позже, уже после родов, муж признается мне, что тоже очень сильно переживал, но при мне вида не показывал, видя моё подкошенное эмоциональное состояние. Спасибо ему за это! Мне тогда казалось, что он сухарь, но сейчас я понимаю, что было бы намного хуже, если бы он паниковал вместе со мной.

Через 4 недели повторное УЗИ у этой женщины-профессора, горошина на клапане так и не исчезла (до этого мне врачи говорили, что если синдрома Дауна нет, то это может быть временное явление и так сказать, рассосаться). Но нет. и снова слезы и переживания. Уже 25 недель.

Как меня измучили ложные схватки

В 31 неделю, скорее всего, на фоне постоянных переживаний я заметила, что у меня после лёгких физических нагрузок стал постоянно каменеть живот и вообще появилось какое-то странное ощущение. Пришла к своему гинекологу, он посмотрел: оказалось, что ребёнок уже слишком сильно опустился, шейка матки начала укорачиваться — короче, хреновенько все это в 31 неделю.

Врач сразу выписал мне помощь по домашнему хозяйству, т.к. у меня ещё дочь 5 лет — в Германии это тоже оформляется через мед. страховку. Короче, муж отвозил утром дочку в садик, в обед, как обычно, забирал, а недостающую часть зарплаты частично возмещала страховка (там, конечно, терялись какие-то деньги, но не великие).

А мне был рекомендован покой, больше лежать, без долгих походов и физических нагрузок. Магнезию я пила лошадиными дозами, раз в неделю к врачу, т.к. если бы просто лежание дома и магнезия не помогли, то пришлось бы ложиться в стационар и капать более серьёзные препараты.

Мне этого очень не хотелось, поэтому я добросовестно валялась на диване и так долежала до 37 недель. К этому времени я уже практически не могла самостоятельно вставать, особенно ночью. Мужу приходилось поднимать меня. Он знает, что я по натуре не симулянт и не стану лишний раз ныть просто потому, что мне хочется внимания, поэтому терпеливо помогал мне во всем.

По словам врачей, ребёнок уже опустился очень низко, кости таза начали расходиться, а меня постоянно мучили ложные схватки и какое-то неприятное ощущение в промежности и внизу живота. Но в 37 недель уже просто оставалось терпеть до родов. Спать полноценно я не могла — постоянные схватки по ночам. И мой гинеколог, и врачи в роддоме, где я собиралась рожать, были уверены, что рожу я немного раньше срока. Но мой мальчик никуда не торопился.

В 38 с половиной недель я полностью раскисла, моё эмоциональное и физическое состояние из-за постоянных ложных схваток оставляло желать лучшего. Я просила своего врача дать мне направление в роддом на стимуляцию, т.к. уже просто не могла всё это терпеть.

Как я поняла, что рожаю

Первые мои роды были путем кесарева сечения (у дочери упало сердцебиение, и врачи не стали рисковать), второй раз я хотела родить сама. ПДР ставили на 6 января, ложиться в роддом на стимуляцию мне назначили на второе, но врач в роддоме была в полной уверенности, что до второго я не дохожу, а рожу где-то между праздниками — Рождеством и Новым годом. А нет, я ходила как слон и доходила-таки до второго января.

В тот день муж привёз меня в роддом (в Германии пап без проблем везде пускают), врач посмотрела меня, удивилась, что я ещё не родила, и поставила мне гель. После этого нам разрешили пойти гулять, но посоветовали не уезжать далеко от роддома. К семи вечера мы вернулись в роддом, я осталась, а муж поехал домой забирать дочку от моей мамы.

На утро было решено снова ставить гель, если первый не подействует. Ночью я проснулась от о-о-очень сильных болей внизу живота, позвала медсестру. Она сказала мне сходить в родовое отделение, чтобы там акушерка посмотрела. Оказалось, что шейка была готова, но открытие всего 1 палец (оно у меня такое с 34-й недели где-то), схватки идут, но не регулярно. Дала мне грелку и посоветовала поспать, и я действительно уснула, схватки прошли.

На следующий день утром снова гель, я нарезаю круги по территории роддома (на улицу выпускают, но с территории уже уходить не разрешили) и жду мужа с дочкой, которые обещали приехать после обеда. В обед снова получаю порцию геля. Приезжают муж с дочкой, как раз выпал снег, и дочка играла в снегу а мы с мужем болтали рядом.

Часов в 17 я стала замечать, что живот каменеет (я не обращала внимания, периодично или нет), но боли или неприятных ощущений не было вообще. К семи вечера проводила мужа с дочкой, а сама пошла на КТГ.

Меня усадили в очень удобное кресло-качалку, прицепили датчики и сказали сидеть 30-40 минут. Сижу я, качаюсь и понимаю, что сидеть мне становится неудобно в те моменты, когда живот напрягается. Также замечаю, что инстинктивно начинаю по-другому дышать во время этих сокращений, появляется боль, но пока все терпимо. Хотя я уже наклоняюсь и облокачиваюсь на это кресло-качалку, так легче. Но я все ещё наивно полагала, что это все не роды и сейчас пройдёт. Ведь я не знала, как начинаются роды, что такое схватки — первый раз было КС еще до начала родовой деятельности.

Примерно в 20.30 зашла акушерка (она и до этого пару раз заглядывала, и т.к. рожениц не было, мне сказали ещё побыть под КТГ). Спросила, как я себя чувствую, видя на приборе, что схватки-то у меня идут. Я сказала, что пока всё терпимо, и что не думаю, что я рожаю. Акушерка тоже сказала, что я ещё слишком весёлая и что они подумают, как этот процесс подтолкнуть: либо поставить клизму, либо положить меня в тёплую ванну. (Кстати, клизму в Германии не ставят в обязательном порядке, только по желанию роженицы. Я лично этой клизмы боялась как огня, да и перспектива полежать в ванной меня в тот момент тоже не особо прельщала.) Ну ладно, думаю, будь что будет.

Сначала я прилегла на кушетку, но быстро поняла, что мне легче переносить боль стоя. Позвонить мужу я так и не додумалась — ведь до сих пор полагала, что сейчас всё закончится, и я пойду спать. И тут, именно как многие описывают, щелчок внутри — и из меня начинает вытекать. Первая мысль: я описалась! Какой позор!

Не подумайте, что я наивная и никак не информировалась о родах. Я читала, готовилась с моей акушеркой. Курсы очень хотела посетить, но не смогла, т.к. на этом сроке мне нужно было лежать. Поэтому заранее выбранная акушерка, которая приходила к нам первый месяц после родов, приезжала и до родов, и мы все обсуждали. Но в тот момент мне казалось, что всё как будто не со мной происходит, поэтому я так тупила вначале.

Пришла акушерка, я извинилась, что, наверное, описалась. Она посмотрела меня на кушетке, сказала, что это воды, светлые, и мы рожаем. Время примерно 21.30. Меня отцепили от КТГ и сказали идти в отделение.

И все-таки мне понадобилась эпидуралка

Путь в отделение был очень короткий, но преодолела я его только за полчаса — с такой силой пошли схватки после того, как лопнул пузырь. Еле добралась до палаты, позвонила мужу. Он сначала тоже не мог поверить, что это оно, и несколько раз переспрашивал меня.

Схватки были очень сильные и болезненные, практически без перерыва между ними. Вдруг я почувствовала, что мне надо в туалет по большому. Очень обрадовалась, что организм очистится сам, и будет не страшно тужиться (это волновало меня всю беременность). Ощущения в туалете со схватками — непередаваемые.

Дальше я ходила по коридору, от стенки к стенке, девочки уже родившие жалели и успокаивали. Это ободряло. Медсестра освободилась, и мы вместе покатили мою кровать в родзал (точнее, катила она, а я была рада, что мне есть за что держаться при ходьбе).

Когда мы зашли в родзал, меня накрыла такая сильная схватка, что я просто уткнулась лбом в стену и мычала от боли. Медсестра в это время массировала мне спину, а когда схватка закончилась, приобняла меня и сказала, что я молодец, правильно дышу. Спасибо этой женщине, она отнеслась ко мне прямо по-матерински!

Меня отвели в мой родовой блок, акушерка посмотрела раскрытие — 4 см. Время примерно 23.30. Хорошо, подумала я, дело продвинулось (больше всего я боялась, что это все напрасно и раскрытия нет).

Но больше эту боль я терпеть не могла, акушерка предложила поставить эпидуральную анестезию, и я согласилась. Осталось только дождаться анестезиолога.

Приехал муж, как он потом сказал, видок у меня к тому времени был уже неадекватный. Я действительно не замечала ничего происходящего вокруг, мне казалось, что перерыва между схватками нет вообще, одна просто боль.

И вот заходит анестезиолог! Я смотрела на неё как на спасителя! Она стала рассказывать о рисках, но мне уже было всё равно — я подписала все бумаги, руки тряслись.

Сначала эпидуралка подействовала только на одну сторону, но потом боль прошла. Теперь я лежала, болтала с мужем, чувствовала схватки, но боли не было. Это было блаженство!

И вот примерно 2.30 ночи, полное раскрытие. Скоро начнутся потуги, эпидуралку отключили, боль постепенно возвращается (но она уже была терпимой). Несколько раз мне нужно было продышать потуги, с трудом, но получалось. И когда стало можно тужится, схватки замедлились. немного подождали, потуги оставались слишком короткими, поставили капельницу с окситоцином.

И понеслось! Я не помню, сколько раз я тужилась, помню, что несколько раз акушерка снова просила меня продышать. Головка уже показалась, акушерка спросила, хочу ли я её потрогать. Она была такая мягкая, это придало мне сил, я поняла, что осталось совсем чуть-чуть, и мы увидим нашего сына.

Я ещё несколько раз потужилась, и родился наш Мишутка! 4 января 2015 года, в 3.49, вес 3400, рост 51 см. Здоровый! Мы с мужем плакали от счастья, боль сразу ушла и забылась. Потом врач меня немного зашила. Папа ещё немного пробыл с нами, а потом поехал домой спать. Нас с Мишей оставили в родильной палате до утра, и мы тоже уснули.

Мне очень хотелось, чтобы когда наш сынок родится, пошёл снег. Поэтому пока Мишутку взвешивали и измеряли, я попросила мужа приоткрыть жалюзи, и там был самый настоящий снегопад, как в сказке!

Не судите меня строго за этот рассказ, это то, что мне хотелось написать. Также прошу воздержаться от негативных комментариев по поводу стимуляции и эпидуралки — это мой выбор, и я никому ничего не навязываю! В целом я очень довольна своими родами, и сейчас понимаю, что всё было не так страшно, как мне казалось тогда. Да, это больно, но всё можно пережить, и эта боль сразу проходит.

По медицинским вопросам обязательно предварительно проконсультируйтесь с врачом

Читайте также:
Adblock
detector