Что такое узура после кесарева

Что такое узура после кесарева

Метропластика после кесарева сечения помогает убрать несостоятельный рубец на матке

Частота кесарева сечения (КС) растет во всем мире — так в Бразилии, Мексике, Аргентине процент оперативных родов достигает 90%. Казалось бы, ничего плохого в этой операции нет, но вот с новой беременностью и родами после кесарева сечения могут возникнуть проблемы: речь идет о состоятельности рубца на матке. Как решают эту проблему современные врачи? Рассказывает акушер-гинеколог клинического госпиталя «Лапино» Сергей Аркадьевич Калашников.

В начале ХХ века Эдвином Крейгином была произнесена ставшая всемирно известной фраза: «Once Caesarean — always Caesarean», что в переводе означает «После кесарева сечения — всегда только кесарево сечение». Однако настолько ли актуален этот принцип в наше время, насколько он был актуален в прошлом веке?

Чем плохо кесарево сечение?

Во всём мире было проведено множество исследований, в ходе которых неоднократно доказывались преимущества вагинальных родов и обговаривались возможные осложнения кесарева сечения:

  • риск анестезиологических осложнений;
  • ранение соседних органов (кишечника, мочевого пузыря);
  • высокий риск массивного кровотечения (кровопотеря при оперативном вмешательстве априори выше, чем при естественном родоразрешении);
  • тромбоэмболические осложнения;
  • более высокий риск гнойно-воспалительных осложнений в послеродовом периоде по сравнению с родами через естественные родовые пути;
  • более выраженный болевой синдром в послеродовом периоде;
  • риск развития осложнений при последующей беременности, среди которых основную опасность представляет врастание плаценты в рубец на матке и разрыв матки по рубцу.

Безусловно, для выполнения КС, как и для любого другого оперативного вмешательства, должны быть чёткие показания. Эти показания делятся на абсолютные (т.е. те, при которых проведение операции является жизненно необходимым) и относительные (показания, также достаточно серьёзные, однако непосредственной угрозы для жизни женщины и/или плода не представляющие).

Для того чтобы провести операцию по относительным показаниям, необходимо сочетание двух и более факторов. Рубец на матке после кесарева сечения не является абсолютным показанием и может служить дополнительным поводом для проведения оперативного родоразрешения только при наличии других показаний.

Почему же тогда тенденция к оперативному ведению родов после одной операции кесарево сечение неуклонно растёт? Причина кроется в страхе пациенток, начитавшихся различных пугающих статей, перед осложнением «разрыв матки по рубцу». Безусловно, такие словосочетания, как «антенатальная гибель плода», «материнская смертность» звучат, мягко говоря, настораживающе. Конечно, подобные риски действительно существуют, однако всё не так печально, как может показаться на первый взгляд.

Несостоятельный рубец на матке: чем это грозит?

В наше время медицина не стоит на месте, и методы функциональной диагностики совершенствуются с каждым днём. Благодаря этому у врачей есть замечательная возможность еще до беременности оценить состояние рубца на матке и определить, является ли он состоятельным, т.е. достаточно ли он прочен, чтобы «выдержать» следующую беременность.

Для начала попробуем понять, почему же рубец на матке — это плохо. Дело в том, что рубец представляет собой плотное образование, состоящее преимущественно из соединительной ткани. Однако «нормальная», «здоровая» стенка матки представлена мышечной тканью, которая отличается от соединительной — в том числе по способности растягиваться во время беременности и сокращаться во время родов. Именно от того, как происходило заживление раны и каково соотношение гладкомышечных клеток и соединительнотканных волокон в рубце, будет зависеть его состоятельность.

В настоящее время существует несколько способов определения состоятельности рубца на матке. Среди них можно выделить офисную гистероскопию (ГС) и экспертное ультразвуковое исследование (УЗИ) матки.

При гистероскопии, которую проводят на 4–6-й день менструального цикла, несостоятельность послеоперационного рубца констатируют при выявлении в области предполагаемого рубца обширных белесоватых включений различной формы, сочетающихся с выраженными локальными втяжениями или утолщениями, локализованными на уровне внутреннего зева матки и выше.

К ультразвуковым признакам несостоятельности рубца на матке относятся:

  • неровный контур по задней стенке наполненного мочевого пузыря;
  • наличие «ниши» или «ниш» со стороны полости матки;
  • истончение миометрия (до критических 2–3 мм) или даже его полное отсутствие в оперированном участке матки;
  • прерывистость контуров рубца и наличие в нем значительного количества гиперэхогенных (ярких белых) включений (соединительной ткани);
  • явное ослабление васкуляризации (количество кровеносных сосудов) миометрия в зоне рубца при оценке маточного кровотока.

Безусловно, данные критерии не могут гарантировать на 100% объективность оценки состояния рубца, однако у врача есть возможность понять дальнейшую тактику ведения пациентки. Тем более, что в наше время даже женщины с несостоятельным рубцом на матке могут родить через естественные родовые пути. Это стало возможно благодаря появлению такой операции, как метропластика.

Как делают метропластику после кесарева сечения

Метропластика в широком смысле слова представляет собой реконструктивно-восстановительную операцию на матке, заключающуюся в устранении некоторых врожденных или приобретенных нарушений анатомического строения органа в целях восстановления его детородной функции. Нас же интересует метропластика при несостоятельности рубца на матке после операции кесарево сечение, которая заключается в иссечении старого несостоятельного рубца вне беременности и восстановлении целостности стенки матки.

Существует несколько способов проведения метропалстики: трансабдоминально — через переднюю брюшную стенку (лапаротомно или лапароскопически) — и трансвагинально (через влагалище). Каждый из способов имеет свои показания и противопоказания.

Безусловно, лапароскопическая метропластика — наиболее распространенный и наименее травматичный метод. Иссечение несостоятельного рубца проводится под общим обезболиванием, через небольшие (от 5 до 10 мм) проколы на передней брюшной стенке в стандартных точках. Послеоперационный период, как правило, составляет 2-3 суток, и при удовлетворительном состоянии пациентки выписываются домой. В течение 4–6 последующих месяцев назначается оральная или барьерная контрацепция, чтобы предупредить возможную беременность до момента формирования нового рубца. Последующая тактика ведения пациенток зависит от их возраста, а также индивидуальных планов на последующую беременность.

Конечно, задача любого врача — сохранение здоровья и жизни пациента, а в случае акушера-гинеколога речь идёт о двух пациентах. Ведение родов через естественные родовые пути, при отсутствии показаний к кесареву сечению, — оптимально для достижения поставленных целей. Правильная диагностика несостоятельности рубца на матке и вовремя проведённая её коррекция — верный шаг на пути к здоровой беременности и счастливому материнству.

По медицинским вопросам обязательно предварительно проконсультируйтесь с врачом

Увеличение частоты абдоминального родоразрешения, способствующее значительному улучшению исходов беременности для матери и плода при ряде осложнений гестационного процесса и экстрагенитальных заболеваниях, привело в свою очередь к возникновению новых проблем в современном акушерстве.

Важнейшей из них является увеличение частоты развития послеродовых гнойно-септических заболеваний, способствующих ухудшению репарации рассеченной стенки матки, развитию в ряде случаев несостоятельности шва на матке и возникновению перитонита, а в отдаленном послеоперационном периоде — формированию несостоятельного рубца на матке. Частота развития гнойно-септических заболеваний составляет 20—75 % [Кулаков В.И. и др., 1984; Герасимович Г.И. и др., 1988; Никонов А.П. и др., 1991; Magee К.Р. et al., 1994; Suonio S., Hutter M., 1994], и, несмотря на применение всего комплекса профилактических и лечебных мероприятий, пока не отмечается стойкой тенденции к ее снижению.

В структуре послеродовых гнойно-септических осложнений первое место занимает эндометрит, частота которого, по данным разных авторов, колеблется от 6,6 до 45 % [Кулаков В.И. и др., 1984; Серов В.Н. и др., 1989; Никонов А.П., Анкирская А.С, 1991; Стрижаков А.Н. и др., 1991, 1997; Логутова Л.С, 1996; Капранова Л.В., 1997; MacGregor R.R. et al., 1992; Stowal T.G. et al., 1993]. Реже наблюдаются другие формы послеродовых заболеваний: раневая инфекция передней брюшной стенки, мочевых путей, септический тромбофлебит вен таза. Перитонит, сепсис в основном развиваются на фоне тяжелого эндометрита и в большинстве наблюдений сопровождаются вовлечением в воспалительный процесс вен матки и таза. У 55 % женщин перитонит после кесарева сечения возникает как результат несостоятельности шва на матке [Серов В.Н. и др., 1981; Баев О.Р. и др., 1992].

Для послеродовой инфекции в современных условиях характерно стертое клиническое течение. Одним из факторов, способствующих этому, является изменение спектра микроорганизмов — возбудителей инфекционного процесса: превалирует условно-патогенная флора, а в случаях тяжелой инфекции — ассоциация аэробов и анаэробов с преобладанием последних, в результате чего взаимно усиливаются их рост и вирулентность [Серов В.Н. и др., 1989, 1997; Никонов А.П. и др., 1991; Капранова Л.В., 1997; Stowal T.G. et al., 1993; Roberts S. et al., 1993].

Другим фактором, обусловливающим слабую выраженность клинических симптомов, является необоснованно широкое и длительное применение антибактериальных препаратов, что в ряде наблюдений приводит к селекции антибиотикорезистентных штаммов [Серов В.Н. и др., 1989; Стрижаков А.Н. и др., 1996; Warmer D. et al., 1988; Roberts S. et al., 1993]. Однако, несмотря на стертое клиническое течение послеродовых гнойно-септических заболеваний, при них нередко наблюдаются глубокие воспалительно-деструктивные поражения матки: метроэндометрит, панметрит, параметрит.

Эндометрит, развивающийся после кесарева сечения, как правило, протекает в тяжелой форме в связи с тем, что происходят первичное инфицирование всей области восстановленного разреза на матке и быстрое распространение воспалительного процесса за пределы слизистой оболочки с последующим развитием миометрита, лимфаденита и метрофлебита. В условиях воспаления нарушаются репаративные процессы в рассеченной стенке матки, шовный материал, обладающий фитильными свойствами, в ряде случаев также способствует распространению инфекции в миометрий и малый таз. В этом состоит принципиальное различие патогенеза эндометрита, развивающегося после кесарева сечения и после самопроизвольных родов [Никонов А.П., Анкирская А.С., 1991; Сенчакова Т.Н., 1997; Soper D.E., 1988].

Клинически данное осложнение проявляется болями внизу живота, тахикардией, гектической температурой, ознобом. Больную беспокоят головная боль, слабость, нарушение сна и аппетита. В крови — лейкоцитоз (с нейтрофильным сдвигом лейкоцитарной формулы влево), анемия, гипопротеинемия, гипокалиемия. При объективном обследовании нередко выявляют вздутие живота (вследствие пареза кишечника), большую болезненную матку, лохии с примесью гноя и неприятным запахом. Однако на фоне профилактического введения антибиотиков, инфузионно-трансфузионной терапии и других лечебных воздействий локальные симптомы в ряде наблюдений могут не определяться или быть слабовыраженными.

В связи с этим диагностика эндометрита должна основываться не только на клинической картине заболевания и жалобах больных, но и на результатах высокоинформативных инструментальных исследований [Гуртовой Б.Л. и др., 1988; Серов В.Н. и др., 1989, 1997; Никонов А.П. и др., 1991; Стрижаков А.Н. и др., 1991; Белоцерковцева Л.Д., 1996]. К последним относятся ультразвуковое сканирование, которое проводят по трансабдоминальной и трансвагинальной методике, гистероскопия, бактериологическое исследование лохий (метроаспирация), в ряде случаев целесообразно определить рН, РСО2 и РО2 лохий.

Для объективизации оценки тяжести состояния больных с послеродовым эндометритом следует учитывать комплекс параметров, характеризующих функцию жизненно важных органов и систем: частоту дыхания, показатели центральной гемодинамики, темп диуреза, параметры водно-электролитного и белкового обмена, кислотно-основного состояния крови, показатели общего и локального иммунитета [Кулаков В.И. и др., 1984, 1998; Стрижаков А.Н., 1996; Серов В.Н. и др., 1997].

Благодаря работам ряда исследователей установлено, что возбудителями послеродовых гнойно-септических заболеваний, в частности эндометрита, может быть разнообразная флора [Кулаков В.И. и др., 1984; Серов В.Н., Жаров Е.В., 1987; Гуртовой Б.Л. и др., 1988; Никонов А.П., Анкирская А.С, 1991; Капранова Л.В., 1997; Yonekura M.L., 1988; Stowal T.G. et al., 1993; Roberts S. et at., 1993; Apuzzio J.J. et at., 1993]. Это нормальная флора половых путей женщины: аэробные грамположительные кокки (стафилококк, стрептококк, энтерококк); аэробные грамотрицательные палочки (E.coti, Klebsiella, Еnterobacter, Proteus); анаэробные грамположительные кокки (пептококки, пептострептококки); анаэробные грамположительные палочки (бактероиды).

Послеродовую инфекцию могут вызвать патогенные микроорганизмы: гонококки, хламидии, микоплазмы. При гнойно-септических заболеваниях нередко выявляют ассоциации различных возбудителей, при этом отмечается возрастание их вирулентности. При тяжелых формах эндометрита (после кесарева сечения) определяется высокая степень колонизации микроорганизмами (106— 109 КОЕ/мл) аспирата из полости матки и преобладание анаэробного компонента: бактероидов, пептококков, пептострептококков [Серов В.Н. и др., 1989, 1997; Никонов А.П. и др., 1991].

При тяжелой форме эндометрита в отсутствие положительного эффекта от проведенной терапии целесообразно провести культурологическое исследование крови родильницы. Обнаружение роста микроорганизмов в посеве крови позволит уточнить диагноз и степень распространения воспалительного процесса и соответственно внести коррективы в проводимую антибактериальную терапию.

С целью уточнения формы послеродового эндометрита и контроля за эффективностью комплекса лечебных мероприятий следует использовать трансабдоминальное ультразвуковое исследование [Красин Б.А. и др., 1985; Гуртовой Б.Л. и др., 1989; Серов В.Н., Жаров Е.В., 1987; Никонов А.П., Анкирская А.С., 1991; Рыбалка А.Н. и др., 1991; Стрижаков АН. и др., 1991; Логутова Л.С, 1996; Faustin D. et al., 1985; Demecko D. et al., 1989], а для изучения состояния шва на матке мы рекомендуем трансвагинальную эхографию [Баев О.Р., Хататбе М.И., 1994; Стрижаков А.Н. и др., 1997].

При интерпретации данных, полученных с помощью ультразвукового исследования матки после абдоминального родоразрешения, следует учитывать, что увеличенная длина матки не является достоверным признаком эндометрита, так как ее динамика в 1-е сутки послеоперационного периода недостоверна. В связи с этим для объективной оценки инволюции матки определяют ее объем — интегрированный показатель, отражающий изменение величины матки независимо от колебаний ее отдельных параметров. Вычисление объема матки проводят по формуле, ранее предложенной нами [Стрижаков А.Н. и др., 1990]:

Другие параметры, оцениваемые в ходе ультразвукового исследования (ширина, переднезадний размер матки), менее информативны для оценки темпов ее инволюции, однако увеличение переднезаднего размера матки свидетельствует о задержке лохий или фрагментов ткани последа в ее полости.

При нормальном течении послеродового периода переднезадний размер полости матки в 1-е сутки не превышает 1,5 см; в этом отделе матки выявляются сигналы средней эхогенности, свидетельствующие о небольшом количестве кровяных сгустков и децидуальной ткани. К 7—9-м суткам послеоперационного периода объем полости матки и частота выявления внутриполостных эхосигналов уменьшаются.

Эхографическая диагностика эндометрита основывается на выявлении следующих ультразвуковых признаков: субинволюции матки, расширения ее полости, скопления в ней неоднородных эхоструктур и включений с повышенной эхогенностью, а также патологических эхосигналов в области шва на матке.

В работах ряда авторов было показано, что возможны два варианта течения эндометрита [Краснопольский В.И. и др., 1987; Гуртовой Б.Л., 1989; Никонов Л.П. и др., 1989: Стрижаков А.Н. и др., 1991]. При первом из них воспалительный процесс матки возникает на фоне задержки в се полости некротических фрагментов децидуальной оболочки, инфицированного кетгута и. реже, плацентарной ткани. Эхографически при этом выявляют субинволюцию матки с первых дней заболевания, увеличение переднезаднего размера тела и полости матки, скопление в полости неоднородных эхоструктур повышенной и пониженной звукопроводности.

При втором варианте течения эндометрита (так называемая чистая форма) патологические эхосигналы отсутствуют, полость матки не расширена, а на ее стенках визуализируются гиперэхогенные отложения.

Субинволюция матки является одним из характерных признаков эндометрита и наблюдается у 80 % пациенток. При этом степень выраженности субинволюции матки прямо пропорциональна длительности послеоперационного периода. На 5-е и 7-е сутки после кесарева сечения отмечается отставание уменьшения объема и переднезаднего размера матки, а к 9-м суткам при субинволюции матки следует проводить сравнительную оценку длины и ширины матки.

По нашим данным, наибольшее прогностическое значение при воспалении в области шва на матке имеют неоднородность структуры миометрия с преобладанием участков повышенной эхогенности без четких контуров и слияния отдельных гиперэхогенных отражений от шовного материала в сплошные линии [Стрижаков А.Н., Баев О.Р., 1997]. Последний признак, как правило, выявляют при динамическом ультразвуковом исследовании, он свидетельствует о распространении воспалительного процесса по ходу лигатур.

Тяжелое течение гнойно-септического процесса в области шва на матке может явиться причиной формирования его несостоятельности, проявляющейся образованием дефекта в виде ниши треугольной формы со стороны полости матки. Однако у некоторых больных картина ниши может выявляться при трансвагинальном сканировании в отсутствие клинических признаков воспалительного процесса в матке.

Патогенетически воспалительный процесс матки после кесарева сечения начинается с первичного инфицирования шва, поэтому в случае развития его частичной несостоятельности при ультразвуковом исследовании визуализируются выраженная инфильтрация передней стенки нижнего сегмента матки, нередко газообразование в области шва, усиление эхогенности и слияние отдельных отражений шовного материала в сплошные гиперэхогенные линии с неровными и нечеткими контурами, скопление большого количества структур повышенной эхогенности в области шва со стороны полости матки [Красин Б.А. и др., 1985; Никонов А.П., Анкирская А.С., 1991; Стрижаков Л.Н. и др., 1996; Баев О.Р. и др., 1997]. В отдельных наблюдениях визуализируется дефект ткани в виде ниши со стороны полости матки [Мареева Л.С. и др., 1992].

Следует отметить, что в этих наблюдениях толщина миометрия в области шва соответствует норме и глубина ниши не превышает 1/4 общей толщины стенки матки. В то же время более глубокие ниши, как правило, сочетаются с клиническими проявлениями эндометрита и свидетельствуют о частичной несостоятельности шва на матке. При трансвагинальной эхографии иногда обнаруживают, что ниша занимает более 2/3 толщины шва. В этих случаях следует констатировать полную несостоятельность шва, что подтверждается во время выполнения экстирпации матки.

Несомненную ценность имеет ультразвуковое исследование для оценки состояния раны передней брюшной стенки после абдоминального родоразрешения. Повышенная локальная эхоплотность характерна для инфильтрации тканей. Гематомы идентифицируют в виде образований анэхогенной или смешанной структуры (при частичной организации их), расположенных в проекции шва на матке под пузырно-маточной складкой или в толще передней брюшной стенки.

Форма гематом чаще округлая, вытянутая форма характерна для подкожных гематом [Рыбалка А.Н., 1991; Стрижаков А.Н. и др., 1996: Faust in D. et al., 1985; Bergstrom S., Limombo A., 1992]. Подапоневротические гематомы в большинстве наблюдений имеют неправильную вытянутую форму (из-за плотности соединительнотканного апоневроза).

Всем родильницам с эндометритом как с диагностической, так и с лечебной целью показана гистероскопия [Никонов А.П. и др.. 1991; Мареева Л.С. и др., 1992; Стрижаков А.Н. и др., 1991. 1996]. Эндоскопическое исследование проводят по общепринятой методике без расширения канала шейки матки. Поскольку данное исследование часто сопровождается вакуум-аспирацией содержимого полости матки или диагностическим кюретажем, целесообразно использовать общее обезболивание с применением внутривенно вводимых препаратов короткого действия. Для промывания полости матки и увеличения ее объема используют раствор метилурацила. С целью расширения полости матки можно также применять изотонический раствор натрия хлорида, добавляя к нему 10—20 мл 1 % раствора диоксидина или 0,5 % раствора метронидазола. Заброс жидкой среды в брюшную полость через маточные трубы исключается, так как внутриматочное давление при данном исследовании не превышает 150 мм вод,ст. (давление, необходимое для такого поступления).

При нормальном течении послеродового периода на 4—5-е сутки в полости матки содержится небольшое количество лохий и мелких сгустков крови, свободно лежащих или пристеночно расположенных, темно-фиолетового цвета, с белесоватым налетом фибрина. Регенерирующий эндометрий имеет вид ровной ткани бледно-розового цвета с просвечивающимися мелкими сосудами [Баев О.Р. и др., 1997].

Проведенные в нашей клинике эндоскопические исследования послеродовой матки у больных с эндометритом позволили установить, что шов на матке визуализировался в виде валика шириной 1 — 1,5 см и длиной около 6—8 см (в зависимости от дня послеродового периода) [Стрижаков А.Н. и др., 1991, 1996]. Эндоскопические характеристики шва на матке различались в зависимости от методики восстановления ее рассеченной стенки, о чем сообщают также другие исследователи [Никонов А.П. и др., 1991: Мареева Л.С. и др., 1992].

Читайте также:
Adblock
detector